стандарт

Просыпаться

Просыпаться.
Варить кофе. Чесать ногу пяткой. Получать по попе, выглядывающей из-под футболки. Гладить рубашку перед работой. Провожать улыбкой. Собираться. Отправлять фотографии. Получать комплименты. Думать в метро. Ловить запах.
Просыпаться.
Варить кофе. Говорить прямо. Искать глазами. Кричать от радости. Благодарить за каждый день. Видеть важное. Слышать через раз. Слушать искренне. Читать синхронно «Эй, верни, я еще не все!». Не называть именами, менять позывные, притворяться супергероями.
Просыпаться.
Варить кофе. Отключить телефоны. Плевать, что понедельник. Завтракать пельменями со сметаной, заниматься любовью. Включить телефон, работать до утра, делать зеленый чай по очереди. Отсыпаться в метро, с одним наушником.

Просыпаться.
Заваривать малиновый морс. Болеть под одеялом, уткнувшись носом в шею. Петь осипшими голосами. Делить последний платок на «камень, ножницы, бумага». Играть в карты на одевание, кутаться. Связать одинаковые носки.
Ночью прижиматься, неужели нашла. Слушать дышание, угадывать сны, ляпнуть вовремя, заблудиться в 100 метрах от дома. Разбивать коленки, рисовать зеленкой динозавров. Спорить про викингов.
Заниматься любовью.
Засыпать.
Просыпаться.
Варить кофе. Злиться, мерзнуть, ссориться. Мириться, говорить, вспоминать, ссориться.
Выкинуть старое. Купить новое. Выкинуть новое. Держать руки. Просить прощения. Целовать пальцы. Выть. Любить. Заниматься любовью. Засыпать.
Просыпаться.
Варить кофе.
стандарт

* * *

- Никогда не понимала, почему нельзя просто исчезнуть и все.
- Ты что имеешь в виду? Уехать и никого не предупредить?
- Не совсем. В мире очень много каких-то навязанных цепочек, не думал?
- Например?
- Ну, увольнение с работы, например. Ты не можешь просто взять и уйти в никуда. Просто потому, что твое дело перестало быть твоим. Перестало приносить кайф, перестало быть тем, почему ты просыпаешься. Ты больше не хочешь быть лучшим в этой рутине. Почему нельзя просто исчезнуть в этот момент?
- Ты подводишь людей, которые на тебя рассчитывают.
- Вот. Оно. Какое мне должно быть дело до людей и их планов? В каждой из них, этих тщательно сконструированных пирамид чужого поведения есть я. И, по их мнению, я – часть механизма, который поможет им в достижении ИХ целей.  Так?
- Так. Пока логично, хоть я и чую подвох.
- Так. А как я могу быть частью стольких пирамид одновременно? Быть в стольких цепочках и при этом не сойти на нет? Если каждый придумал для меня роль, забыв отдать сценарий, значит я сыграю из рук вон плохо. Если вообще дойду из-за кулис на сцену. Поэтому мне жаль, что я не могу исчезнуть.
- Ты очень мила. Очень. Хорошо, я понял, что ты устала. Возьми отпуск.
- Да ну нет же! Не в этом дело! Тут не про работу вовсе! В отношениях также. Люди придумали себе нормы, рамки, повадки, обещания какие-то нелепые. И пыхтят, тратя себя на их ежедневное исполнение, вместо того, чтобы просто любить друг друга так, как хочется. Представь себе, никто не мешает тебе любить так, как нравится тебе! Вот ты приходишь раз в неделю с тортом. Или посылаешь почтовых голубей с айподом. Или, ну не знаю, молчишь весь вечер, месяц вечеров, массируя стопы. Потому что это – твой язык.
- Тогда никто не будет никого понимать. И люди не смогут быть вместе.
- Ты пессимист. Почему не смогут? Просто им будет проще найти друг друга. Не извлекая каждый раз себя, такого нежного и любимого, из цепких чужих парадигм.
- Будь по-твоему…
- Тебе нечего ответить?
- Почему же. Может, это у меня такой язык. Начинаю любить тебя так, как хочу.
- Дурак.
- Тебя что не устраивает-то?
- Все меня устраивает. В Питер хочу.  
в коробке

Вечер воскресенья.

Осенью я гармонична.
Черное белье, хандра, у которой нет причин, ни одного плана на будущее.
Каждую осень я рождаюсь заново, восстаю из пепла, начинаю видеть то, что недоступно мне, с моим плохим зрением, во время летней жары.
Сентябрь - это глоток красного сухого после изнурительного рабочего дня.

Сентябрь - прикосновение холодных пальцев дождя к разгоряченной коже, от которых хочется улыбаться, плакать, вздрагивать. Под которые подставляешь лицо, плечи, душу. Капли, маленькими иголочками касаются в десятке мест сразу, словно выхватывают из контекста, словно разрывают на тысячи кусочков и складывают меня обратно - новую, правильную, без летней опухоли ожиданий.

Осень - это взрыв. Она всегда приходит яркой, рыжей, шумной волной. Приходит внезапно. Еще вчера - шорты и майка, а сегодня уже ноги мерзнут в любимых тапках и приходится вспоминать, где я забыла прошлогодние сапоги и зачем мне вообще куда-то спешить, все равно у моих часов сломаны стрелки.

Мне нравится моя осень. Она любит спорить, я никогда ее не пойму. Она слишком самоуверенная, она забирает то, что хочет. Она ласковая, она укутывает меня в меланхолию, разрешает мне не быть.
С ней так легко варить утренний кофе и не дожидаться, пока он хоть чуть-чуть остынет, ради первого глотка.

Моей осени все равно, что я поэт. Она готова стерпеть гроздья слов, часы бессонниц. Она не осуждает, видимо, потому что не слушает никогда. Или делает вид, что не слушает.

Осень не любит зонты. Осень любит мокрые волосы, которые завиваются у меня в мелкие кудряшки и портят весь презентабельный вид.

Осень - это запахи. Они преследуют, проникают в сознание. Ловишь их везде. И каждый из запахов - знаком, но всегда чуть-чуть иной, не такой как еще вчера. И бесполезно давать им названия, придумывать набор звуков, выражающий ничто.

Наступит, короткая, темная, неизвестно, что таящая. Пройдет лапами по сердцу, уляжется где-то в районе меня. Посмотрит своими бездонными и не спросит ничего.

Ей же неинтересно.
стандарт

(no subject)

«Математика мне не дается». Все так. Не разделяю
Мировоззрений, трений. Над чем бьется, дурак, Не понятно мне. Забываю номера телефонов, даты важных событий. Выйдет в оффлайн – и из сердца вон. Столбики чисел. Какой смысл?

Мне не дается математика. Простые арифметические действия приводят к краху. Страх о несбыточных теоремах, неверие в аксиомы. Я – дома-то не была 100 лет. Скучаю. И доказательств нет.

Десятичные меня не слушают. Их так много. А я ищу, ищу, ищу дорогу, по которой уже иду. Верю, что когда-нибудь найду.

Математик меня одернет: «Все просто, как 2+2». А мне сложно, а я – жива. А у меня поиски, вероятности, совсем не те, что у него. Я смыслы вижу. Я живу в кино.

И рыскаю среди двух сосен, простых, как спираль Фибоначчи. Не иначе.
стандарт

Про глупости

Сотвори со мной глупость?
Такую, чтобы не как у всех. Давай ограбим прохожего, давай в лотерею выиграем, пусть!
Давай не прятать больше смех? Давай держаться за руки в мороз?
Давай отобьем  жену у соседа, разведем кошек, голубей или розы?
Давай наймем в центре карету? Все что угодно, бесцельно и громко. Давай купим лент и нарядим деревья?
Чтобы звонко, чеканилось, билось, летели перья.
Давай ты принюхаешься к ветру с севера, он пахнет свободой, как я.
Выдохни, досчитав до трех. Как в детстве. Я – верная. Просто мы – не семья.
Сделай что-нибудь, не оглядываясь? Сделай что-нибудь, не обдумав?
Сделай что-то, о чем мечтаю я, а не ты. Через плечо, плюнув и растерев. На счастье, а не на Вы.
Сотвори мою глупость с нами. Кто его знает, как оно обернется?
Мы же давно придумали сами, что не смолкает, смех того, кто последним смеется.
в коробке

(no subject)

Сжимается плотнее, где-то в районе желудка.
Давит, скребет, душит, руки потеют. Вслух – раз шутка, два шутка.
Если из «в» во «вне» всего один шаг, один, то почему он длится и длится? Шагнуть чуть дальше – без ключей, прогнить – и за порог столицы.
Дышать теми, кто не знает. И не спросит. И не поймет. Какая в сущности разница, если в моем доме, никто , встречая, не лает. Да и никто не живет.

Правая, левая, правая, левая. Все, как учили в школе. Я бы нырнула с разбегу в темное.  Штык – молодец, безусловно. А пуля смотрит на звезды в поле, лежа, раскинув на все четыре, мокрая от росы.
Сложно попасть в цель в полете, даже с самой большой высоты.
Я – это просто я.
Ты – больше не ты.

Утром, когда войдет в привычку хотя бы дышать в такт, музыка, дым, подъезд, электричка. Я вспомню, как забывать.
стандарт

***

Просыпаешься – гроза. И вдруг понимаешь, что все уже хорошо. Не абстрактно «Потом» про завтра, а 10 минут назад.
Под окном – потоп.
В голове – круговерть из работы, личной жизни, красок и букв.
Забывается слово «поверь», оставляя сомнительно «буду».
Ты один создаешь этот круг, свои радиус с гипотенузой.
Ты сам – своя кукла вуду.
 Тебя, как безумная, как дура. До абсурда взведенная, как курок.
Вот натура – воюще-лунная, доведенная. Я внаскок атакую грудную клетку. Это самый короткий путь, вместо сырников, водки, теста. Вместо тысячного «люблю».
Рвануть, дернуть, не отпускать.
Так никто не учил в школе. И потом не учили тоже.
Но какого мне слушать, блять, если я так чувствую кожей?!
Это точно поможет. Точно.
Мы похожи с тобой, как пингвины.  Глядя на небо – падаем на спину.
На ногах стоим прочно.
Болеем летом ангиной.  Нелепо. Но так про нас с тобой.
Посыпайся, гроза ушла. Без записки, но криком, истерикой.
Нам бы порох делить и бушлат. Но у нас «хорошо» – поровну.
Но и это, наверное, неплохо.
Сегодня мое – нам.
А завтра? Проверим?
стандарт

Переживем


Не претендуя на оригинальность, сразу, с плеча - в такую погоду хочется выть, ища, смеясь и разглядывая капли. Почем грабли? Ах, это подарок, спасибо за доброту. Я, пожалуй, пойду.
Раздвиньте облака, там фонарям не видно, что зима ушла. Выводила свой номер снегом, мол, пиши, звони, я вернусь. Пожалуйста, я так одна боюсь...
Не заметили, нагрубили, выбросили - таджики, что с них взять. Не прогонять же за невнимание к чужой драме. Справимся сами.
Белая, бледная, как из фильмов Кубрика. Руки трясутся. Новая рубрика: "Жизнь. Они над тобой смеются". Так и задумывалось всевышним, если бы он был.
За столько лет он свое уже отлюбил.
Здоровым сарказмом с неба глушит.
Мое еще бьется, чуть левее, слушай.

ангел

Новый трек

Что интересного произошло с тобой сегодня?




Да-да, именно с тобой!




А вот проект Tashka Chiffa опомнился от спячки длинною в год!) И готов снова радовать всех, кто по нам соскучился)))




Ты думал мы поставили точку в творчестве? Но после точки всегда что-то есть. Всегда.









Теплых тебе нот и слов, в этот не-весьма-весенний вечер... ;)